Есть ли границы у помощи Божией?

Пушкин то чудное мгновение, когда он наконец-то сломил сопротивление Анны Керн, приписывал Божией помощи: "Ты пишешь мне о M-me Kern, которую с помощию Божией я на днях <уеб>".

("С. А. Соболевскому. Безалаберный! Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною тебе должных, а пишешь мне о M-me Kern, которую с помощию Божией я на днях <уеб>. Вот в чем дело: хочешь ли оную сумму получить с «Московского вестника» — узнай, в состоянии ли они мне за нынешний" (Пушкин А. С. Письмо № 252. Соболевскому С. А., вторая половина февраля 1828 г // Собрание сочинений в 10 томах. Том 10. Письма 1815—1837. М., Наука, 1966. с. 242)).

Летописцы и церковные риторы веками уверяли, в том же самом - "Бог даровал нам поебду над" (новгородцами, татарами, литовцами, крымчаками, казаками, черкесами, французами и т.д.). Из актуального см. "символику" Главного Воинского Храма Вооруженных Сил России.

И если верить во второе, то почему бы не отслужить благодарственный молебен на первую из перечисленных побед?

Если Бог помогает одной вооруженной толпе побить другую такую же толпу, то отчего бы считать Его чуждым побед любовных?

При этом стоит помнить, что церковь без возражения венчала "неравные браки" плачущих невест (по сути - узаконенные изнасилования) и ни разу в своей истории не осудила ни один завоевательный поход (если он велся тем генсеком, на территории которого была резиденция патриарха-митрополита-синода) и вообще не ставила вопрос о том, справедлива та или иная начатая им война или нет.

Дети получили бы целостное образование. На уроке литературы учили бы стих про чудное мгновенье, а на уроке ОПК узнавали бы, что автор стиха приписывал свою удачу Богу. Ну, и сами бы охотно молились о подобных успехах.

Как можно незаметно править Библию

Оригинал взят у diak_kuraev в Как можно незаметно править Библию
В Первом послании апостола Тимофею Павел, перечисляя служащих в Церкви лиц после епископов и диаконов упоминает и о женщинах (3. 11) и требует от них, чтобы они были «честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем».

Лютер и наш русский перевод вставляет в 11-м стихе слово «их», то есть диаконов, вследствие чего здесь приходится разуметь не женщин, служащих подобно диаконам в церкви, а жен диаконов (и епископов).

Но древние толкователи – например, Климент Александрийский (Strom. III, 6: «ибо мы знаем, что постановил Павел о служащих женщинах в послании к Тимофею»), блж. Иероним (Толк. на 1 Тим 3. 11, PG. XXX. 922: «вместе с тем приказывает их избирать как диаконов. Отсюда следует, что говорит о тех, которых до сих пор на Востоке называют диакониссами»), свт. Иоанн Златоуст («некоторые полагают, что это сказано просто о женщинах, но это несправедливо.
Что в самом деле он (то есть апостол) мог иметь в виду, вставляя в середину своей речи несколько слов о женщинах? Говорит он здесь о таких женщинах, которые облечены званием диаконисс» (Толк. на 1 Тим // Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. СПб., 1905. Т. II Ч. 2. С. 691; PG. LXII. 553), Амброзиастер (PG. XVII. 469) – разумели здесь именно служащих в Церкви женщин.

На их церковнодолжностной характер указывает и слово ὡσαύτως (так же, таким же образом), которым они в некотором смысле приравниваются к епископу и диаконам, как ранее (в стихе 8) именно этим словом диаконы приравнивались к епископу. От них требуются здесь качества, указывающие на их общественное, церковное служение. Они должны быть «верны» (πιστοί), как и все, кому вверено служение церковное (2 Тим 2). Как от диаконов требуется, чтобы они не были двуязычны, так и от женщин – чтобы они не были клеветницами, что было необходимо потому, что они имели доступ в частные дома (ср. 5. 13: «...они, то есть молодые вдовы, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны и говорят, что не должно»). Так же как и диакониссы, они должны быть «честны» (σεμνάς, 11. 8) и так же, как епископы и диаконы, трезвы (νηφαλέους 11, ср.: 2. 8), чем дается намек на близость их к заведованию приносимыми на вечери любви припасами. Из древних исследователей стих 11 относили к женам диаконов Фома Аквинат.

https://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Troickij/tserkovnosluzhitelnitsy-v-pravoslavnoj-tserkvi/#note6


Разночтений по рукописям в данном случае нет. Так что это в чистом виде редакторский произвол.

а вот слово diabolous ("клеветницы") я бы вообще оставил без перевода. Просто -"не дьяволицы" :).

О начальстволюбии

Оригинал взят у diak_kuraev в О начальстволюбии
1 Петр. 2
Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников будьте покорны всякому человеческому начальству, для
Господа. Всех почитайте, братство любите.

***
Интересно, что в греческом оригинале нет "начальства", но стоит "всякому человеческому созданию" - ktisei.
Во всех текстах НЗ ктисис это творение (в том числе у ап. Петра : 2 Петр. 3,4).

церк-слав перевод: повинитеся убо всякому человечу созданию Господа ради.


Смысл скорее: повинуйтесь всему, что через Бога (Богом) установлено у людей.

Или же: служите каждому человеку, потому что он не только человек, но и творение твоего Господа.

Интересно, откуда же и в чьей голове тут выскочило "начальство"? Впервые это в Катенах некоего пресвитера Андрея (возможно, кон. VII - нач. VIII в.).

потом у Феофилакта Болг.: "Человеческим созданием называет начальников, поставленных царями и даже самих царей, поколику и они избираются и поставляются людьми".

«Двенадцать статей» царевны Софьи.

Оригинал взят у mu_pankratov в «Двенадцать статей» царевны Софьи.
После смерти Тишайшего,у многих староверов,родилась надежда на отмену проклятий (анафем) Большого Московского Собора 1666-1667 годов на "старую веру". Но именно Софья,издала 7 апреля 1685 года, самый кровавый указ,против своего народа.Историк Л.Н. Гумилёв называет "Двенадцать статей" одним из самых безжалостных узаконении в русской карательной практике. Он отмечает, что в этом же году Людовик XIV отменил Нантский эдикт о веротерпимости. Историк считает, что в обоих случаях роль подстрекателей выполнили иезуиты. С.А.Зеньковский считал, что "Двенадцать статей", несомненно, рекомендованы патриархом Иоакимом царице Софье. Он же считает, что этот закон привел к массовому бегству старообрядцев из Москвы, Подмосковья и других крупных городов страны.


Историк Федор Евфимьевич Мельников пишет о этом законе:
Эти действительно драконовски-немилосердные статьи и их садистское исполнение навели ужас на всю русскую страну. Правительство беспощадно преследовало людей старой веры: повсюду пылали срубы и костры, сжигались сотнями и тысячами невинные жертвы - измученные христиане, вырезали людям старой веры языки за проповедь и просто за исповедание этой веры, рубили им головы, ломали ребра клещами, закапывали живыми в землю по шею, колесовали, четвертовали, выматывали жилы... Тюрьмы, ссыльные монастыри, подземелья и другие каторжные места были переполнены несчастными страдальцами за святую веру древлеправославную. Духовенство и гражданское правительство с дьявольской жестокостью истребляло своих же родных братьев - русских людей - за их верность заветам и преданиям святой Руси и Христовой Церкви. Никому не было пощады: убивали не только мужчин, но и женщин, и даже детей.
Collapse )

(no subject)

Катехизис Католической Церкви. — М: «Типография Наука», 2001. — 813 с. — С. 523.

Сопротивление угнетению со стороны политической власти не должно побуждать к применению оружия, кроме ситуации, при которой наличествуют вместе взятые следующие условия:
1 — в случае явного, постоянного и длительного нарушения фундаментальных прав человека;
2 — когда исчерпаны все иные возможности;
3 — если это не вызывает еще худших беспорядков;
4 — если есть серьезная надежда на успех.
5 — если невозможно разумно предусмотреть лучших решений.
---------------------------------------

Thomas Aquinas. Summa Theologica, II-II, 42-2.

Objection 3: Further, it is praiseworthy to deliver a multitude from a tyrannical rule. Yet this cannot easily be done without some dissension in the multitude, if one part of the multitude seeks to retain the tyrant, while the rest strive to dethrone him. Therefore there can be sedition without mortal sin.

Reply to Objection 3: A tyrannical government is not just, because it is directed, not to the common good, but to the private good of the ruler, as the Philosopher states (Polit. iii, 5; Ethic, viii, 10). Consequently there is no sedition in disturbing a government of this kind, unless indeed the tyrant’s rule be disturbed so inordinately, that his subjects suffer greater harm from the consequent disturbance than from the tyrant’s government. Indeed it is the tyrant rather that is guilty of sedition, since he encourages discord and sedition among his subjects, that he may lord over them more securely; for this is tyranny, being conducive to the private good of the ruler, and to the injury of the multitude.

Подарок Кирилла и Мефодия славянам

Оригинал взят у diak_kuraev в Подарок Кирилла и Мефодия славянам





(на фото - "Киевские глаголические листки"; текст мессы на славянском языке, написанный глаголицей на рубеже 9-10 веков в Моравии или Чехии)
см. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BA%D0%B8

Римо-католические клирики Кирилл и Мефодий не создавали нашу кириллицу. Они создали нечто не менее ценное: поколение своих учеников, которые учли их ошибки и потом в Македонии (Охриде) создали знакомый нам алфавит.

А то ведь пришлось бы нашим детям учить эту глаголическую абракадабру.

В церкви невыученных уроков

Оригинал взят у diak_kuraev в В церкви невыученных уроков
1. В 410 году Йездигерд I разрешил персидским христианам провести свой поместный собор, который собрался в Селевкии. На этом соборе была организована христианская церковь на основе Никейского Символа веры в государстве Сасанидов. Епископ Селевкии и Ктесифона был избран главой церкви. Он получил титул «католикоса» и стал иметь свою резиденцию в Ктесифоне. Члены собора сделали следующее заявление: «Мы все единодушно умоляем нашего Милостивого Бога, чтобы Он продлил дни победоносного и знаменитого царя Йездигерда, Царя Царей, и чтобы его годы были продолжены на поколения поколений и на годы годов».
Несколько лет спустя, когда в Константинополь было направлено посольство из Персии, чтобы завершить переговоры о мире, в числе представителей шахиншаха был христианский епископ.
Во все годы правления Йездигерда I поддерживался мир с Византией, что было довольно необычно во взаимоотношениях этих двух стран. Это дало повод Прокопию Кесарийскому утверждать, что византийский император Аркадий в своём завещании назначил Йездигерда опекуном своему малолетнему преемнику Феодосию II, из-за боязни, что константинопольская знать может лишить Феодосия престола. Йездигерд соблюдал возложенную на него Аркадием обязанность и при помощи своего уполномоченного оберегал Феодосия от происков окружавших его лиц.
Естественно, все христианские источники Йездигерда хвалят:
«Любил он и римлян и дорожил их дружбой, да едва не сделался и христианином, когда Маруфа, вместе с персидским епископом Авдой... попостившись и помолившись, избавили царского сына от мучившего его демона. Но Исдигерд скончался прежде, чем успел сделаться совершенным христианином». (Сократ Схоластик. Церковная история. VII, 8).
Напротив, средневековые арабо-персидские историки, идя в русле зороастрийской традиции, ругают Йездигерда I, обвиняя его в жестокости, мстительности, недоверчивости. Так, ат-Табари сообщает, что если при шахе кто-нибудь начинал хвалить другого, Йездигерд говорил сразу: «Сколько обещал тебе тот, о ком ты передо мной ходатайствуешь, или сколько ты уже получил».
Преследования христиан возобновились в последние годы правления Йездигерда I и он стал принимать против них суровые меры. Этому способствовали провокационные действия самих христиан. Источники сообщают, что христианский епископ Суз Авда разрушил храм огня, находившийся поблизости от церкви, и отказался восстановить его, несмотря на приказ шахиншаха. О другом священнике сообщают, будто он дерзко погасил священный огонь и отслужил в храме литургию. Примечательно, что даже в случае таких провокаций персы действовали вполне сознательно, проводя расследование и судебное разбирательство до того, как вынести смертный приговор (Феодорит Кирский. Церковная история. V, 39)

2. Áвда († 420), сщмч. Персидский (пам. 31, 11, 12 или 30 марта, 5 сент., 17 окт.).
Аавда - епископ города Хормизд-Ардашир (Ахваз) в Хузистане, активно проповедовал христианскую веру среди персов, пользуясь политикой веротерпимости шаханшаха Йездигерда I (399-420).

В последний год его правления местный священник Хашу разрушил капище зороастрийцев, огненные жертвы которых оскверняли проходившие поблизости христианские богослужения.

Авда, а также священники Хашу и Исаак, книжник Ефрем, иподиакон Папа, миряне Дадук, Дуртан, Папа, брат Авды, были приведены на суд шаханшаха, который потребовал восстановить разрушенное. Когда же епископ отказался сделать это, он был выдан воинам, избит шипованными палками и вскоре скончался от ран в своем доме, став первой жертвой новой волны гонений на христиан, когда пострадало множество мучеников.

http://www.pravenc.ru/text/82420.html

3. У Димитрия Ростовского:
Святой священномученик Авда жил в царствование императора Феодосия Младшего и был епископом в Персии. Он разрушил храм огнепоклонников и за это был схвачен и приведен к царю. Царь сперва кротко велел ему восстановить разрушенный храм, но когда он ответил, что сделать этого не может, то послал воинов разрушить все христианские храмы. После сего гонители стали преследовать христиан и, не разбирая возраста, различными способами стали предавать их смерти.
https://azbyka.ru/otechnik/Dmitrij_Rostovskij/zhitija-svjatykh/294

Интересно, что персидский шах требовал ровно того же, что римский император Феодосий: нахулиганили, разрушили чужую святыню - восстановите ее. Это я про то, что в 388 году в Осроэне, в Месопотамии, христиане разрушили еврейскую синагогу, и император Феодосии распорядился возместить убытки за счет местной христианской церкви.

4. Новости об обысках и задержаниях активистов "Торфянки" по доносам патриаршего гвардейца Кормухина.

***

Потрясающе: Персия, вечный враг Греции и Рима, могла бы стать единой с ними во Христе, если бы тогдашний персидский патриарх (Сузы - столица империи) не решил поднять кампанию про оскорбление своих нежных религиозных чувств!

Наш нынешний патриарх рискует такой же мудрой тактикой потерять уже не Персию, а Россию.

Ну не умеют православные сдерживать свои планы по насильственному спасению всех окружающих без внешних ограничителей. Это может быть прямое внешнее давние (как в случае с изгнанными из Византии последними философами-платониками). Или страх перед восстаниями многочисленных внутренних диссидентов. Или светская власть (масонская, атеистическая и т.п.), которая не желает свой ресурс тратить на удовлетворение безмерных епископских амбиций.

А у последних аппетит всегда лишь растет по мере пожирания предоставляемых привилегий. Путь от гонимых к гонящим проходится очень быстро. При этом вопрос о том, а что именно в позавчера вызвало вчерашние гонения на христиан, совесть сегодняшних христианских деспотов и политтехнологов не тревожит. "А нас-то за что?".