Есть ли границы у помощи Божией?

Пушкин то чудное мгновение, когда он наконец-то сломил сопротивление Анны Керн, приписывал Божией помощи: "Ты пишешь мне о M-me Kern, которую с помощию Божией я на днях <уеб>".

("С. А. Соболевскому. Безалаберный! Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною тебе должных, а пишешь мне о M-me Kern, которую с помощию Божией я на днях <уеб>. Вот в чем дело: хочешь ли оную сумму получить с «Московского вестника» — узнай, в состоянии ли они мне за нынешний" (Пушкин А. С. Письмо № 252. Соболевскому С. А., вторая половина февраля 1828 г // Собрание сочинений в 10 томах. Том 10. Письма 1815—1837. М., Наука, 1966. с. 242)).

Летописцы и церковные риторы веками уверяли, в том же самом - "Бог даровал нам поебду над" (новгородцами, татарами, литовцами, крымчаками, казаками, черкесами, французами и т.д.). Из актуального см. "символику" Главного Воинского Храма Вооруженных Сил России.

И если верить во второе, то почему бы не отслужить благодарственный молебен на первую из перечисленных побед?

Если Бог помогает одной вооруженной толпе побить другую такую же толпу, то отчего бы считать Его чуждым побед любовных?

При этом стоит помнить, что церковь без возражения венчала "неравные браки" плачущих невест (по сути - узаконенные изнасилования) и ни разу в своей истории не осудила ни один завоевательный поход (если он велся тем генсеком, на территории которого была резиденция патриарха-митрополита-синода) и вообще не ставила вопрос о том, справедлива та или иная начатая им война или нет.

Дети получили бы целостное образование. На уроке литературы учили бы стих про чудное мгновенье, а на уроке ОПК узнавали бы, что автор стиха приписывал свою удачу Богу. Ну, и сами бы охотно молились о подобных успехах.

Вечная Россия, лазерное ружье и паучья Тесла



Международная группа исследователей задала 6185 студентам из 35 стран вопрос «Как вы оцениваете вклад своей страны в мировую историю?» Вклад предлагалось оценивать в процентах, от 0% (моя страна не внесла никакого вклада в мировую историю) до 100% (все, что происходило в мировой истории, является вкладом моей страны). Угадайте, кто назвал наибольшую цифру?

Россияне аннексируют историю, китайцы присваивают технологии, пауки используют электричество - и другие странные новости недели в нашей воскресной подборке.

Читайте на нашем сайте.


"Это была война против собственного народа"



"Мы заселились сюда в 1975 году, мне было 9 лет. Тогда котлованы копали под дома. Пацанами ходили специально туда, смотрели, найдут кости или нет. Сам находил. Прямо рядом с моим домом, возле четвертого подъезда. Так в память запало. Мужчину нашли и женщину, я ее запомнил. Туфли были белые, лодочки, совсем не сгнившие. И волосы, ярко-рыжие, они сохранились на черепе. Гребешок костяной. Я достал пулю из черепа и долго с ней ходил, не знаю зачем. В овраге за моим домом тоже останки находили. Там люди раньше садили картошку, выкапывали черепа. Да практически под всеми домами кости лежали. Вопрос, кто они такие и откуда, возникал, но кто-то сказал, что бандиты, мы и поверили. Не было никакой информации. Не могу сказать, что было страшно. Наверное, это было обыденно. Эти стройки были развлечением, к сожалению. Ребятишки, что греха таить, играли с костями тут. Возможно, среди них и мои деды были"


На месте массовых захоронений невинно погибших в годы сталинского террора в Томске освящен храм Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Гора Каштак с ее оврагами примыкает к старому городскому кладбищу. Здесь в 1920–1940-е годы чекисты расстреливали и закапывали в землю жертв Большого террора. По мнению историков, в этих оврагах похоронены около 9 тысяч невинно осужденных и расстрелянных в годы сталинских репрессий.

Читайте на нашем сайте.

"Чекист рубанул, не стесняясь"



"Он живет уже в дискурсе полной публичной "реабилитации Берии". Репрессии (даже в отношении "своих") у него в интервью излагаются совершенно казенно, "технически" (да, 22 тыс.чекистов были репрессированы и "ну и ладно"). "Линия партии" была правильной, но были отдельные садисты в органах, от них партия избавилась. Все, кто прошел как "троцкисты", были репрессированы правильно, потому что Троцкий готовил свержение Сталина... И так далее... (А раз так говорит глава службы, то что уж ждать от преподавания всего этого периода юным чекистам в учебных заведениях..."

Самым обсуждаемым текстом дня в Сети стало интервью директора ФСБ к 100-летнему юбилею службы: Александр Бортников заявил, что не стоит открещиваться от слова "чекист" и что за репрессиями 1930-х стоит необходимость уничтожения врагов, которые плели антисталинский заговор.

Читайте на нашем сайте

Полный список палачей



"Водку, само собой, пили до потери сознательности. Что ни говорите, а работа была не из легких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись. До пояса. Иначе не избавиться от запаха крови и пороха. Даже собаки от нас шарахались и если лаяли, то издалека", - вспоминал один из членов спецгруппы комендатуры НКВД, работавших в Москве под началом Василия Блохина – будущего генерала госбезопасности, лично застрелившего не менее 5 тысяч человек и руководившим убийствами поляков в 1939.

"Вопрос о том, как поступить с полькими офицерами, обсуждался с конца 1939 года. Были идеи, например, часть из них пропустить через Особое совещание, то есть дать им лагерные сроки. Речь шла об узниках Осташковского лагеря (одно из мест содержания польских пленных – прим. РС), потому что там сидели работники полицейской стражи, жандармы, те, кого классически считали врагами. Относительно простых офицеров, которые сидели в Козельске или Старобельске, была даже идея часть из них отпустить. Но в конце концов, когда все эти предложения были просуммированы, Берия подал записку Сталину, и того что-то не устроило. Я не видел предварительных вариантов записки, которую подавал Берия, там, по-моему, даже было предложение убить гораздо больше людей, чем в той версии, которая нам известна. В конце концов 5 марта 1940 года была подана записка, уже уточненный вариант, предусматривавший убийство практически 25 тысяч поляков, среди них 15 тысяч с лишним офицеров, а остальные — гражданские лица, которых уже арестовали или должны были арестовать в западных областях"

Полный список палачей польских офицеров в Катыни существует, его номер назвал генерал-майор КГБ, но российские власти не хотят раскрывать этот список - даже после того, как умер последний из катынских убийц. "Вы ведите себя хорошо, как бы намекают полякам, тогда, может быть, мы вам что-то еще дадим по Катыни".

Читайте на нашем сайте.

"Средневековый кошмар"



"Арестованные перед казнью часто подвергались пыткам: их избивали, обливали водой на морозе, сдирали с них кожу, им набивали рты землей, чтобы они не могли кричать, некоторых хоронили живыми, так как не удосуживались констатировать наступление смерти. Сотрудники ВЧК не всегда считали необходимым перечислять расстрелянных поименно и писать дату расстрелов. В архивных протоколах нередко встречается лишь указание количества внесудебных казней за определенный период. Историки, старающиеся подыскать наиболее точные определения происходившему, пишут о "средневековом кошмаре", как, например, Сергей Мельгунов, или об "испанской инквизиции", как, например, современный исследователь истории России Орландо Файджес. Среди первых жертв террора было не так много представителей буржуазии, с которыми якобы хотели в первую очередь бороться идеологи большевизма: до 40 процентов убитых – рабочие и крестьяне"

ВЧК, ставшая ГПУ, постепенно, путем нескольких преобразований и реформ, превратилась в КГБ СССР, и современные исследователи считают, что история советских органов безопасности, ведущая свое начало с образования ВЧК в 1917 году, продолжается поныне.

Читайте на нашем сайте.

Голос Галича



"Зал Дома ученых в новосибирском Академгородке. Это был, как я теперь понимаю, мой первый и последний открытый концерт, на который даже продавались билеты… Я только что исполнил... песню "Памяти Пастернака", и вот, после заключительных слов, случилось невероятное – зал, в котором в этот вечер находилось две с лишним тысячи человек, встал и целое мгновение стоял молча, прежде чем раздались первые аплодисменты. Будь же благословенным это мгновение".

Многие из тех, кто был тогда в зале, признавались потом друг другу в ощущении страха от слов поэта, слов, казавшихся до того невозможными на советских сценах. И многим слушателям тогда мерещилось, что вот сейчас раскроются двери, войдут вооруженные люди и всех их арестуют.


Он мог бы благополучно дожить до перестройки преуспевающим советским драматургом и сценаристом. Но он выбрал другую жизнь.

К 40-летию со смерти Александра Галича.